Нескучный сайт


Живи интересно

Владимир Клавдиевич Арсеньев, родившийся более 130 лет назад, вошел в историю нашей страны как отважный путешественник, который стер немало «белых пятен» с карты восточных окраин России.

Здесь он сделал удивительные открытия в неповторимом растительном и животном мире, жизни аборигенов. А еще и, может быть, в первую очередь В.К. Арсеньев – замечательный писатель, создавший трогательный и выразительный образ «естественного человека», следопыта Дерсу Узала, ставшего в ряду героев не только отечественной литературы, но и – теперь это можно смело утверждать – мировой классики.

Но в силу многих обстоятельств непростой жизни Арсеньева, оборвавшейся неожиданно рано (он был человеком недюжинного здоровья, крепким и выносливым) – в 58 лет, память о нем живет лишь на Дальнем Востоке. А вот «большая» Россия почти забыла о своем славном сыне, который, как Дежнев и Беринг, Невельской и Миклухо-Маклай, Пржевальский и Семенов-Тян-Шанский, многое сделал для ее славы и величия…

Официально в состав Российской империи горные хребты Сихотэ-Алиня (во времена Арсеньева их назвали Южно-Уссурийским краем) вошли только в середине девятнадцатого века. Эти живописнейшие места стали не только известными, но и приобрели некий романтический ореол не в последнюю очередь благодаря работам Владимира Арсеньева – путешественника, исследователя, писателя и очень заинтересованного человека.

Этот географ, этнограф, биолог – настоящий исследователь! – оставил после себя немало книг: «По Уссурийскому краю», «Дерсу Узала», «В горах Сихотэ-Алиня», «Сквозь тайгу», «В дебрях Приморья», «Встречи в тайге», «Китайцы в Уссурийском крае», «Быт и характер народностей Дальневосточного края» и др.». Некоторые книги переведены и на другие языки: английский, японский, немецкий и иные.

Дерсу Узала – пожалуй, самый известный герой Арсеньева, о котором слышали даже те, кто не читал книг этого автора. Японский кинорежиссер Акира Куросава поставил фильм «Дерсу Узала». Лев Аннинский, критик, в свое время написал лучшую рецензию на фильм Куросавы: «Наверное, любой из миллионов советских зрителей, смотревших «Дерсу Узала», испытал чувство, близкое моему. Чувство гордости, что этот фильм сделан на нашей земле. Я горд, что давний интерес Акиры Куросавы к русской культуре увенчался такой работой. И что для такой работы дала ему творческий импульс русская культура, русская земля».

Владимир Клавдиевич, встретившись впервые с Дерсу, даже не может понять вначале, о чем тот толкует, о каких «людях» идет речь: «…это были дикие свиньи. Их было тут более сотни. … «Один люди шибко большой», – тихонько проговорил Дерсу. Я не понял, про какого «человека» он говорил, и посмотрел на него недоумевающе. … «Большой люди близко ходи нету», – сказал Дерсу. И я опять его не понял. …
Я спросил старика, почему он не стрелял секача.
- Его старый люди, – сказал он про кабана с клыками. – Его худо кушай, мясо мало-мало пахнет.
Меня поразило, что Дерсу кабанов называет «людьми». Я спросил его об этом.
- Его все равно люди, – подтвердил он, – только рубашка другой. Обмани понимай, сердись понимай, кругом понимай! Все равно люди…».

В сравнении с Дерсу Арсеньев, несмотря на свой немалый опыт путешествий по дикой тайге, порой ощущает себя непонятливым, неумелым, мало знающим…

Образ мудрого и умного гольда в произведениях Арсеньева так достоверен, что любого читателя поразит факт – на самом деле человека с таким именем и фамилией не существовало! Это вымышленный герой произведений В. Арсеньева (которые хотя и описывают природу и открытия исследователей, но все же являются художественными). Образ Дерсу – собирательный, который он писал со многих своих проводников.



Взгляните также:

Григорий Федосеев: «Смерть меня подождет»
Шкотовские водопады
О сайте
Сергей Лукьяненко: «Рыцари сорока островов»
Удивительное число 69
Древние Брат и Сестра: достопримечательности юга Приморья
Автомоторетрофото
Игорь Акимушкин: «Тропою легенд»
Тайны Николаевской пещеры (Дальнегорск)
Аджика с грецкими орехами

Комментировать

Untitled